обслуживание 24 часа

+375 (44) 749 55 08

 

Несколько вопросов о коронавирусах.

 

Коронавирусы широко распространены в природе среди теплокровных животных. Каждый человек неоднократно сталкивался с коронавирусами, которые проходили под «вывеской» ОРВИ и ОРЗ. Семейство коронавирусов очень большое. Опасность для человека представляют альфа-, бета- и гамма-, самые опасные из которых – бета.

Последний раз, когда коронавирус навел «шухер»  у нас  - 2002 год ( атипичная пневмония, названная SARS). Свеженький вирус очень похож на тот, из 2002 года (геномы на 70% совпадают).
На вирусе 2015 года в Аравии останавливаться не будем, он нас не коснулся.

Портретное описание нового врага человечества.
Вирус РНК-овый. У него самый большой геном, состоящим из нефрагментированной РНК. В оболочке вируса расположены «выступы» –  белки, с помощью которых вирус проникает в клетку. Размножение вирусной РНК происходит в рибосомах. Т.к. жизнеспособность вируса определяется белками оболочки, то их денатурация приводит к обеззараживанию этого «зверя». А что лучше и быстрее всего денатуриует белок? Спирт, ну, еще UV. Высокая температура тоже, но для этого надо время. Ну, все поняли, на что я намекаю?

Учитывая большой размер РНК, вирус достаточно тяжеленький, поэтому не может очень далеко «летать». Максимальное расстояние при воздушно-капельном распространении – 1 м. Это значит, что прогулки по улице безопасны. А вот толкучка в общественном транспорте – наоборот.

Новый вирус – это видоизмененный SARS 2002 года или совсем новый?

Скорее всего, это мутировавший вирус какого-то теплокровного животного. Благодаря мутации вирус смог преодолеть межвидовой барьер и стал опасен для человека.

Если вирус новый для человека, то почему среди людей не 100% заражаемость?

Как писалось выше, коронавирусы для человека знакомы, а новый на 70% схож с SARS-1, поэтому перекрестный иммунитет защищает от заражения новым вирусом, но не всех, к сожалению.

Лабдиагностика.

Тут все сложно. С одной стороны – трудностей в процессе диагностике нет. С другой – организация и НД существенно затрудняют процесс.
Как известно, вирусы звери хищные, размножаются только в клетках. До конца прошлого века методы прямой диагностики вирусов были очень скудны. В арсенале вирусологов были культура клеток да куриные эмбрионы. Процесс был очень длительный. Пока пройдут все пассажи и потом реакция нейтрализации, проходило 3-4 недели, а то и больше. За это время пациент либо выздоравливал и убегал, либо умирал и был похоронен. Поэтому традиционные методы вирусологии были, по большей части, ретроспективны.
Но все изменилось с внедрением в практику ПЦР. Этот метод позволил быстро и дешево определять вирусы. ПЦР относят к прямым методам диагностики. Хотя это и не изоляция вириона, но определение ДНК/РНК вируса говорит о его наличии.

Дискуссии на тему полезности ПЦР в вирусологии, слава богу, прошли лет 20 назад. И сейчас ПЦР как раз и используют в диагностике труднокультивируемых микроорганизмов.

Для диагностики коронавирусов применяют только ПЦР. Есть еще сиквенс-анализ. Но этот метод применяется в исследовательских работах, потому что:
- метод сложный, требует квалифицированных кадров;
- прибор (секвенатор) дорогой;

- реактивы и расходники дорогие.

Почему так плохо обстоит дело с лабдиагностикой, ведь ПЦР-лабы есть много где, даже в частных центрах?

Вирус SARS относится  ко второй группе патогенности, а это значит, что диагностика его может проводится только в лабах, имеющих доступ к работам с микроорганизмами этой группой патогенности. А их у нас мало, это вирусологические лаборатории ЦГЭ и некоторые лабы инфекционных больниц. Сколько сейчас их всего по стране – не знаю, я давно ушла из вирусологии.
Почему у больного могут быть отрицательные  результаты? ПЦР – неточный метод?

ПЦР – метод очень точный. Но не стоит путать истинный отрицательный результат с фальш-негативом.

80% всех ошибок в лабдиагностике приходится на долабораторный этап. А долабораторный этап это:

- отбор;

- хранение;

- транспортировка.

Взяли биоматериал плохо и со слизью, не соблюли время отбора, кинули образцы на столе в теплом помещении, транспортировали без соблюдения холодовой цепи – получите на выходе отрицательный результат ПЦР. И не лаборатория в этом виновата.
20 % ошибок происходит уже в лаборатории. Все перечислять не буду. Остановлюсь на самых важных.

В ПЦР самая большая проблема – это квалифицированные кадры. ПЦР-щиков у нас готовят, и готовят очень хорошо. БГУ биофак выпускает таких спецов, что уезжая за рубеж они приходят в лабы и сразу начинают работать. Но как известно, нашим биологам в наши больницы путь закрыт. А мединституты ПЦР-щиков не готовят, от слова «совсем». Отсюда проблема – в ПЦР-лабах в лечучреждениях профессионально подготовленных кадров практически нет. А эта ситуация тянет за собой проблему – с простыми тестами персонал справляется, а со сложными задачами – нет.
Вирус SARS РНК-овый, а это значит ПЦР-диагностика имеет тонкости, о которых многие лабораторники не знают. Не буду вдаваться в подробности, а то «Остапа занесёт».
Еще частая ошибка в лабораторном этапе – транспортировка реактивов. Не соблюдение этих правил приводит к тому, что активность ферментов снижается на столько, что иногда наборы вообще не пригодны к применению.

Третья частая ошибка – ТО оборудования. За последние полгода я не видела ни разу на площадках госзакупок тендера на ТО ПЦР-оборудования. Этим всё сказано.

О реактивах пару слов. Они есть, хорошего качества, недорогие. Производят в России. В своё время сама, своими руками ими работала. Нареканий нет никаких. Сложностей в закупке нет никакой. Зарубежные тест-системы тоже есть, но я ими не работала, поэтому сказать ничего не могу.

И последний вопрос – боюсь ли я сама коронавирус?
В 2002 году через мои руки прошло около 500 образцов биоматериала, секции тоже были. Сколько было позитивов – точно не скажу, уже забыла. Но они были. Я сейчас с улыбкой смотрю на людей в противочумных костюмах. В 200 году из защиты у меня были «чорапи, гащи, рукавицы», что в переводе с болгарского «трусы, носки и рукавицы».   Т.е., всё, что у меня было – это перчатки и спирт. Даже экстракция происходила на столе (ламинара тогда не было). Конечно, это неправильно. Но кто тогда меня спрашивал?

Всем удачи, здоровья. Берегите себя.

 

Жанна Стрибук

16.03.2020
 

 

Жанна Стрибук